Главная Продукция Реставрация Обратная связь В избранное Контакты
   
 
 
Навигация
Главная О Фирме Новости Продукция Услуги Обучение росписи Реставрация Фарфора Наши изделия дарят Как повесить тарелку? Контакты


Корпоративные подарки
 
Популярные
 
Архив
Январь 2017 (1)
Сентябрь 2016 (1)
Июнь 2016 (1)
Сентябрь 2015 (1)
Август 2015 (1)
Июль 2015 (1)
 
Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
 
Счётчики


Яндекс цитирования




 
» » По сюжету картины И. Айвазовского «Ледяные горы Антарктиды»», 32 см". Рис. К. Семёнов
Декоративные тарелки : По сюжету картины И. Айвазовского «Ледяные горы Антарктиды»», 32 см". Рис. К. Семёнов
Добавил: Administrator 20 апреля 2008 просмотров: 11027

По сюжету картины И. Айвазовского  «Ледяные горы Антарктиды»


Тарелка 32 см. Авторская роспись.


Иван Айвазовский – величайший маринист в мире. Множество своих картин Айвазовский посвятил истории российского флота. Они изображают не только военные баталии и победы, но и вполне мирные события, выдающиеся по своему значению. После окончания Балканской войны Айвазовский редко уже обращался к батальному жанру. Времена парусного флота миновали. На смену искусно сработанным кораблям, которые воображением художника воспринимались как неотъемлемая и прекрасная часть вольной морской стихии, пришел броненосный флот, обитый металлом, с дымящими пароходными трубами. Это была новая эстетика, которую призваны были воспевать художники следующих поколений. Но на картинах Айвазовского по-прежнему сливались воедино с морем гордые и прекрасные парусники.

Дружба Айвазовского с российским морским флотом не прерывалась в течение всей жизни художника. Моряки платили ему ответной искренней любовью. Не однажды по их приглашению он принимал участие в самых разных плаваниях. Интересен потрясающий факт, как-то, специально для него в мирное время с корабельных пушек стреляли ядрами, чтобы художник мог наблюдать, как рикошетом они летят по глади воды. Зритель может и сегодня восхищаться натурализмом, изображённого художником.
Перед Вами – переложение для фарфора уникальной картины великого живописца. В 1870 году, когда отмечалось 50-летие открытия Антарктиды русскими мореплавателями Ф.Ф. Беллинсгаузеном и М.П. Лазаревым, Айвазовский написал первое в мире живописное полотно, изображающее полярные льды, — «Ледяные горы в Антарктиде».

Своё путешествие из северного полушария в южное экспедиция начала летом, а завершила зимой. Это было неслучайно, поскольку, когда русские корабли достигли южной части планеты, там начиналось лето, а это способствовало более эффективному продвижению судов на юг. Перед зрителем - картина антарктического лета! Обратите внимание, несмотря на низкие температуры приполярной области, и влажность, приносимую прибрежным океаном, восхитительная цветовая гамма и эффект сияния льдов создают радостную феерию, которую можно даже сравнить со знаменитым северным сиянием! В то же время, ощущение покоя в этой работе возникает через выбранный сюжет изображения бухты. Именно прибрежной бухты - бухты нового материка! Выбран момент, когда открытие уже свершилось и наступила передышка и осмысление достигнутого участниками экспедиции.

Глядя на это блюдо, испытываешь, своего рода, состояние медитации. Завораживает характерная для этих широт свежесть прозрачность красок, божественная чистота сине-сиренево-розовых оттенков неба и контрастность оттенков океанской воды, от тёмно-кобальтового до светло-салатового.
В антарктическом пейзаже нет ничего застывшего, в нём всё живёт, всё импрессионистически дышит и всё движется. Движение цветных облаков в небе, бурный плеск почти прозрачных прибрежных вод на первом плане, создающих (к сожалению, это не очень хорошо видно на фото) лёгкую воздушную белоснежную пену. Даже огромные ледяные глыбы не лишены иллюзии движения. Это подчёркивает кажущийся маленьким и почти прозрачным айсберг, дрейфующий на самом дальнем плане, на горизонте. Мощные сосульки, свисающие навстречу бьющимся о берег океанским волнам. И зритель реально слышит успокаивающий шум антарктического прибоя. Гармония сосуществования воды и льда, льда – ледяных вершин и пиков - и раскинувшегося южного неба как некая аллегория попеременного бытия жизни и сна, таинственного со-бытия дольнего и горнего! Да позволится такое сравнение, эта гармония сродни высоким гармониям прелюдий И.С.Баха.

Изображённое на блюде кажется огромным полупрозрачным полудрагоценным минералом. В его недрах, словно в янтаре застыло древней насекомое – трёхмачтовый шлюп, дрейфующий среди льдов Антарктиды!

Картина «Ледяные горы в Антарктиде», которую художник посвятил славной странице истории российского флота, была исполнена в память о русской географической экспедиции к берегам неизведанного и таинственного южного континента, предпринятой в 1819-1820 годах. Эта экспедиция, предприняв беспримерный по трудности переход к берегам ледяного континента, подтвердила его существование. Возглавлял экспедицию адмирал Беллинсгаузен, который ещё в 1803—1806 гг. принял участие в первом русском кругосветном путешествии на корабле «Надежда» под руководством Ивана Крузенштерна. Родившийся на острове Сааремаа, Беллинсгаузен писал: «Я родился среди моря. Как рыба не может жить без воды, так и я не могу жить без моря». В своей книге, рассказывающей об антарктическом походе, Беллинсгаузен писал, сколь труден переход: «неведение о льдах, бури, величайшие подымающиеся волны, густая мрачность, таковой же снег, которые скрывали все о глаз, в сие время наступила ночь; бояться было стыдно, а самый твердый человек внутренне повторял: «Боже спаси!»

Об этой экспедиции Айвазовский слышал от адмирала М. П. Лазарева, с которым его связывала многолетняя служба. В те далекие годы ещё молодой капитан командовал шлюпом «Мирный». Лазарев совершил за всю жизнь три кругосветных путешествия. Он участвовал в победном Наваринском морском сражении против турок; позднее почти 20 лет командовал Черноморским флотом. Между прочим, среди учеников Лазарева были выдающиеся русские флотоводцы Владимир Корнилов, Павел Нахимов, Владимир Истомин.
В картине проявилось качество, свойственное, быть может, лишь одному Айвазовскому и никакому другому живописцу. Синтезируя, соединяя множественные впечатления, полученные в самых разных местах и при разных обстоятельствах, он по рассказам друга сумел создать картину, захватывающую своей убедительностью. «Удаление от местности, мной изображаемой, заставляет только явственнее и живее выступать в памяти все подробности в моем воображении. Бурю, виденную мною в Италии, я переношу на какую-нибудь область Крыма или Кавказа; лучом луны, отражавшимся на Босфоре, я освещаю твердыни Севастополя...» - признавался художник.
Экспедиция под командованием выдающегося мореплавателя Ф. Ф. Беллинсгаузена на двух парусных шлюпах «Восток» и «Мирный», выйдя четвертого июля 1819 года из Кронштадта, лишь через полгода 16 января 1820 года максимально продвинулась сквозь льды в южные широты. Руководители экспедиции пришли к выводу, что перед ними не просто льды, но – как тогда говорили - «льдинный материк» - Антарктида.
Как часто мы можем наблюдать, западная и российская интерпретация событий истории весьма разнятся. Наши позиции порой диаметрально противоположны, особенно это связано с национальным престижем, когда дело касается приоритета в различного рода открытиях. Тем паче, если речь идёт об открытии целого континента. На Западе до сих пор считается, что первенство в открытии Антарктиды принадлежит Джеймсу Куку.
Ещё в середине 18-го века английский военный моряк, исследователь, картограф и первооткрыватель новых земель Джеймс Кук возглавлял три экспедиции по исследованию мирового океана, две из которых были кругосветными. Во время этих экспедиций он совершил ряд географических открытий. Обследовал и нанёс на карту малоизвестные и редко посещаемые до него части Ньюфаундленда и восточного побережья Канады, Австралии, Новой Зеландии, западного побережья Северной Америки, Тихого, Индийского и Атлантического океанов. Джеймс Кук дальше других проник в антарктические воды и почти развенчал миф о гигантской Неведомой Южной Земле. Но и он вынужден был ограничиться лишь предположением: «Я не стану отрицать, что близ полюса может находиться континент или значительная земля. Напротив, я убеждён, что такая земля есть, и возможно, что мы видели часть её. Великие холода, огромное число ледяных островов и плавающих льдов — всё это доказывает, что земля на юге должна быть...». Он даже написал специальный трактат «Доводы в пользу существования земли близ Южного полюса».
Однако честь открыть шестой континент выпала русским мореплавателям. Два имени навсегда вписаны в историю географических открытий: Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен и Михаил Петрович Лазарев. Судьба свела Беллинсгаузена и Лазарева в 1819 г. Морское министерство запланировало экспедицию в высокие широты Южного полушария. Двум хорошо оборудованным кораблям предстояло совершить нелёгкое путешествие. Одним из них, шлюпом «Восток» командовал Беллинсгаузен, другим, - носившим имя «Мирный», — Лазарев. На картине Айвазовского изображён именно шлюп «Мирный», вплотную подошедший к материковым льдам Антарктиды!

Цель экспедиции формулировалась кратко: открытия «в возможной близости Антарктического полюса». Мореплавателям предписывалось исследовать Южную Георгию и Землю Сандвича (ныне Южные Сандвичевы острова, открытые некогда Куком) и «продолжать свои изыскания до отдалённой широты, какой только можно достигнуть», употребляя «всевозможное старание и величайшее усилие для достижения сколь можно ближе к полюсу, отыскивая неизвестные земли». Инструкция была написана «высоким штилем», но никто не знал, как её удастся реализовать на деле.
Однако удача сопутствовала «Востоку» и «Мирному». Был подробно описан остров Южная Георгия; установлено, что Земля Сандвича — не один остров, а целый архипелаг, и самый большой остров архипелага Беллинсгаузен назвал островом Кука. Первые предписания инструкции оказались выполнены. Цель её формулировалась кратко: открытия «в возможной близости Антарктического полюса». Мореплавателям предписывалось исследовать Южную Георгию и Землю Сандвича (ныне Южные Сандвичевы острова, открытые некогда Куком) и «продолжать свои изыскания до отдалённой широты, какой только можно достигнуть», употребляя «всевозможное старание и величайшее усилие для достижения сколь можно ближе к полюсу, отыскивая неизвестные земли».
Уже виднелись на горизонте бесконечные ледяные просторы; вдоль их кромки корабли продолжали путь с запада на восток. 16 января 1821 г. под широтой 68°43' и западной долготой 73° 10' экспедиция открыла гористую землю, названную Берегом Александра I. «Я называю, — пишет Беллинсгаузен, — обретение сие берегом потому, что отдаленность другого конца к югу исчезала за предел зрения нашего. Сей берег покрыт снегом, но осыпи на горах и крутые скалы не имеют снега. Внезапная перемена цвета на поверхности моря подаёт мысль, что берег обширен или, по крайней мере, состоит не из той только части, которая находилась перед глазами нашими».
И сейчас окончательно еще не доказано, остров ли Земля Александра I или часть материка, но, во всяком случае, даже если это остров, то он тесно примыкает к материку. И у русских путешественников не было сомнений, что перед ними материк.
Не следует путать припайный лед с материковым льдом.
Именно термины "матерый лед" и "земля" звучат в описании Беллинсгаузена. В его письме Шестакову есть следующие слова: "16 числа… встретили матёрый лёд чрезвычайной высоты… простирался оный так далеко, как могло только достигать зрение… Отсюда продолжили мы свой путь к осту, покушаясь при всякой возможности подойти к зюйду, но всегда встречали ледяной материк… Открылась, наконец, та матёрая на юге земля, которую так долго искали и существование коей сидевшие филозофы в кабинетах своих полагали необходимым для равновесия земного шара". Этим строчки свидетельствуют о том, что русской экспедицией был открыт именно материк.
27 января 1820 г. они пересекли Южный полярный круг и на следующий день подошли вплотную к ледяному барьеру Антарктического материка. Только более чем через 100 лет эти места снова посетили норвежские исследователи Антарктиды: они назвали их Берегом Принцессы Марты. 28 января Беллинсгаузен записал в своём дневнике: «Продолжая путь на юг, в полдень в широте б9°21'28", долготе 2°14'50" мы встретили льды, которые представлялись нам сквозь шедший снег в виде белых облаков». Пройдя ещё две мили на юго-восток, экспедиция оказалась в «сплошных льдах»; вокруг простиралось «ледяное поле, усеянное буграми».

Корабль Лазарева находился в условиях гораздо лучшей видимости. Капитан наблюдал «матёрый (т. е. очень мощный, сплошной) лёд чрезвычайной высоты», и «простирался оный так далеко, как могло только достигнуть зрение». Этот лёд и был частью ледяного щита Антарктиды. А 28 января 1820 г. вошло в историю как дата открытия Антарктического материка. Ещё два раза (2 и 17 февраля) «Восток» и «Мирный» близко подходили к берегам Антарктиды.
Инструкция предписывала «отыскивать неизвестные земли», но даже самые решительные из её составителей не могли предвидеть столь поразительного её выполнения.

В Южном полушарии приближалась зима. Сместившись к северу, корабли экспедиции бороздили воды Тихого океана в тропических и умеренных широтах. Прошёл год. «Восток» и «Мирный» снова направились к Антарктиде; трижды пересекали они Южный полярный круг.
22 января 1821 г. глазам путешественников предстал неизвестный остров. Беллинсгаузен назвал его островом Петра I — «высоким именем виновника существования в Российской империи военного флота».
28 января в безоблачную, солнечную погоду экипажи кораблей наблюдали гористый берег, простиравшийся к югу за пределы видимости. На географических картах впервые появилась Земля Александра I. Теперь уже не осталось никаких сомнений: Антарктида — не просто гигантский ледяной массив, не «материк льда», как называл его в своём отчёте Беллинсгаузен, а настоящий «земной» материк.

По сюжету картины И. Айвазовского  «Ледяные горы Антарктиды»», 32 см". Рис. К. Семёнов

Земля Александра I. Рисунок с натуры, выполненный участником экспедиции Беллинсгаузена художником Павлом Николаевичем Михайловым в январе 1821 года.

Впрочем, сам он ни разу не говорил об открытии материка. И дело тут не в чувстве ложной скромности: он понимал, что делать окончательные выводы можно, лишь «переступив за борт корабля», проведя исследования на берегу. Ни о размерах, ни об очертаниях континента Ф. Беллинсгаузен не мог составить даже приблизительного представления. На это потребовались многие десятилетия.
Его характер моряка повлиял на строгий, где-то наивный стиль написанной по возвращении из экспедиции Беллинсгаузеном книги «Двухкратные изыскания в Южном Ледовитом океане».

Вот, с небольшими сокращениями, записи, сделанные в корабельном журнале Беллинсгаузеном в те дни, когда шлюпы достигли намеченной цели.
«16 генваря… встретили льды, которые представились нам сквозь шедший тогда снег в виде белых облаков. Мы увидели, что сплошные льды простираются от востока через юг на запад; путь наш вёл прямо в сие ледяное поле, усеянное буграми. Ртуть в барометре, спускаясь, предвещала ещё худшую погоду. Мы поворотили в надежде, что сим направлением не встретим льдов».
Карты показывают, что в момент поворота «Восток» и «Мирный» были на расстоянии всего 20 миль от антарктического берега. «21 генваря… Мы продолжали путь на юг при тихом ветре и ясной погоде. Киты пускали фонтаны, полярные и снежные бурные птицы летали около шлюпов. На юге становилось час от часу светлее. В 1 час пополуночи увидели впереди льды, а в 2 часа уже находились между мелкими плавающими льдинами; далее к югу представилось до пятидесяти ледяных разнообразных громад. Обозревая пространство сего поля на восток, юг и запад, мы не могли видеть пределов оного. Конечно, оно было продолжением того, которое видели в пасмурную погоду 16 генваря, но по причине мрачности и снега хорошенько рассмотреть не могли. В сём месте уже не было никакой возможности продолжать путь далее на юг…»

И в этот раз шлюпы вплотную подошли к Антарктическому материку. Не более 30 миль отделяло их от него. «Хотя в палубе, где жили офицеры и служители, ежедневно протапливали печки и обтирали три раза в сутки потолок (на котором составлялись капли), сырое платье по возможности просушивали наверху, однако ж беспрерывные густые туманы, мокрый снег и слякоть довели нас до того, что мы чувствовали совершенную необходимость в хорошей погоде».
5 февраля корабли, то отклоняясь на север, то снова спускаясь на юг, в очередной раз подошли к закованному в лёд берегу. Путешественник пишет так: «Льды… примыкаются к льду гористому, твёрдо стоящему; закраины оного были перпендикулярны и образовывали заливы, а поверхность возвышалась отлого к югу». Множество полярных птиц вилось над шлюпами. В туманной дали, совсем рядом за кромкой ледника, лежала земля. В конце марта, обогнув по малой дуге около полюса половину земного шара, экспедиция прибыла в австралийский порт Джексон (Сидней).

В Антарктике наступала полярная ночь. Чтобы не терять времени, Лазарев и Беллинсгаузен отправились исследовать южную часть Тихого океана. «Плавание я расположил так, чтобы на пути принести возможную пользу географии» - объяснил потом командир «Востока» выбранный маршрут…
Он и его товарищ по плаванию были необычными капитанами. Военные люди, они кончили жизнь адмиралами. Слава великого флотоводца пришла к Лазареву. Но в этом плавании они оба выступали как учёные. Их интересовали коралловые острова и образование айсбергов. Беллинсгаузен проводил опыты по замерзанию морской воды и собственноручно чертил карты новых земель. В своей книге он пишет порой, как поэт: «Хоральные острова, воздвигнутые малыми черепокожными животными, представляют нам огромнейшие на земном шаре здания, ум человеческий изумляющие…», порой как строгий учёный: «Мнение моё о происхождении, составлении и перехождении встречаемых в Южном полушарии плавающих ледяных островов основал я на двухлетнем беспрестанном плавании между оными…». Закончив плавание в тёплых морях, шлюпы в начале 1821 года вновь направились к антарктическим берегам. Им предстояло замкнуть дугу, по которой плыли вокруг полюса корабли. Обойдя вокруг Антарктического материка, Беллинсгаузен и Лазарев пересекли с юга на север Атлантический океан и вернулись в Кронштадт. «В 6 часов утра 24 июля»,— записал Беллинсгаузен, — «достигли Кронштадта, салютовали крепости и стали на якорь на том самом месте, с которого отправились в путь. Отсутствие наше продолжалось 751 день, из сего числа дней мы в разных местах стояли на якоре 224, под парусами находились 527 дней, в сложности прошли всего 86 475 вёрст (пространство сие в 2 раза больше больших кругов на земном шаре). В продолжение плавания нашего обретено 29 островов, в том числе: в южном холодном поясе два, в южном умеренном — восемь, а девятнадцать — в жарком поясе; обретена одна коральная мель с лагуном».

Немецкий географ Петерман (1867г.) писал о путешествии Беллинсгаузена: «За эту заслугу имя Беллинсгаузена можно прямо поставить в ряду с именами Колумба и Магеллана…»

В переложенной на фарфоровое блюдо картине Айвазовского есть праздничное ощущение торжества славы русского флота, победы русских исследователей! Это - необыкновенное сопряжение редкого антарктического пейзажа, исполнительского мастерства живописца и выражения патриотической позиции в героико-историческом диспуте.


Автор статьи: Кон. Семёнов
8 октября 2010скачать dle 10.3фильмы онлайн hd
 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Откровения художника
  • Такой знакомый пейзаж…
  • Фарфоровое панно по сюжету картины Клода Моне
  • Фарфоровое панно по сюжету картины Ван Гога
  • По сюжету картины В. Бакшеева «Голубая весна»". Рис. К. Семёнов


  • Комментарии (1)   Напечатать
     
    1 написал: T0lyanchik
    19 января 2009 22:07 ICQ: {icq}




    Группа: Посетители
    Регистрация: 15.12.2008
    +5! Респект админу!

    во! как раз это и искал!

    Сенкс!

    Публикаций: 0 Комментариев: 2    
     
     
     
    Интересные статьи
    » История фарфора
    » Виды фарфора
    » Фарфор в России
    » Интересные факты
     
    Избранное
     
    Новинки
     
    Облако тегов
    Авторская роспись, Авторская серия, Авторская скульптура, авторский стиль, Бабочки, декор, Декоративная ваза, декоративная композиция, Декоративные тарелки, золотое кольцо, интерьерный фарфор, Искусство, корпоративная сувенирная тарелка, корпоративный подарок, красивый, красивый подарок, красота, лучший подарок, Любителям футбола, Москва, набор, панно, патриот, патриотический фарфор, подарок, подарок фанатам, подводная лодка, популярный стиль, символ победы, Столица, сувенир, сувенирная тарелка, тарелка, фарфор, фарфоровая скульптура, фарфоровая тарелка, фарфоровый пласт, фарфоровый сувенир, футбольный сувенир, Штоф

    Показать все теги
     
    Опрос
    Самая удачная сувенирная тарелка?

     
     
     
    Сувенирные тарелки о Москве | Любителям спорта | Патриотический фарфор | Декоративные тарелки | Корпоративные подарки | Интерьерный фарфор
    Copyright © 2003-2017 by ЗАО НПО "Металл" & www.farfor.misis.ru